antisemit_ru (antisemit_ru) wrote,
antisemit_ru
antisemit_ru

О бабайке.



Не знаю, как вы, уважаемые френды, но лет в пять я абсолютно не сомневался в реальности оного. Только жил он не под кроватью, а где-то там, в темном чулане. Днем он был не столь страшен, и я даже имел храбрость подходить к двери оного. А ночью я жутко боялся, если каким-то макаром и неизвестно почему, просыпался. И если яначинал хныкать, то приходила бабушка. Она гладила меня своей жесткой крестьянской ладонью, и все страхи куда-то проходили...И я снова засыпал.

Да, кстати, вот вам сказка про бабайку.Кстати, мой бабайка был много страшнее того, что в сказке, по ссылке. Он явно был медведем, страшным-страшным!  А еще он делал совсем страшное: он говорил "кых"! Помню, как вчера это было, но абсолютно не знаю, что это...

Но в шестилетнем возрасте я перестал бояться оного. Просто ко мне, почему-то, стала приходить наша кошка. Это сейчас кошка мне кажется чем-то ничтожным, маленьким. А тогда.. Кошка та весила килограмм десять, и в пять лет она точно была для меня неподъемной...

Ее звали Мусей, и у нее была неизбывная мечта - проникнуть в чулан. Да вот беда - ее туда пускали только под присмотром - понюхать всё и оставить свой запах. Чулан, в те годы, заменял холодильник. Там не было сильно холодно, но он был очень далеко от любой печки, потому там зимою держали продукты.  На проволочке, подвешенные к потолку, висели разнообразные свиные деликатесы, шпиг и просто сало. Завернутые в марлю. Еще стояли бочки, с солеными огурцами, помидорами и квашеной капустой.

Как-то я спросил у мамы - а не боится ли Муся бабайку. И моя тогда еще очень молодая и красивая мамочка, сказала, что это все бабайки, до одной, боятся Мусю. Честно сказать, я и сам несколько побаивался кошку. Она суверенно оберегала свой хвост и свой мех, не стесняясь прибегнуть к имеющимся у нее аргументам. А их у нее хватало! Острые клыки - но она не кусалась. Детей не кусала, уточню. Но еще более острые когти применяла без всяких сомнений.

И вот, почему-то, перед сном, Муся начала меня навещать. Я был в полном счастье и в восторге от ее негромкого мурлыканья!  А еще она была очень теплая и очень мягкая. Естественно, какой бабайка, если Муся пришла?

Но ретрограды-родители, как только они это просекли, категорически запретили брать Мусю в постель. Она, дескать, грязная. По двору ходит.И потому - ни-ни! Но никто не запрещал Мусе лежать на половичке, у кровати. И она продолжала приходить, усыпляя меня своим чудесным мурлыканьем. И отгоняя всяческих бабаек.

Да, мы были с ней очень послушными. И раз родители сказали... В постель кошка больше не прыгала...

ЗЫ: я был вполне уверен, что бабайка может откусить и съесть руку там или ногу... И да, я был абсолютно уверен, что новая рука отрастет...
Tags: Шизолирика в духе френда Палыча
Subscribe

promo antisemit_ru february 24, 2016 22:04 31
Buy for 10 tokens
Мой отец родился на изломе времен, в самом конце тысяча девятьсот восемнадцатого года. Он был последним ребенком в большой крестьянской семье моего деда и его седьмым сыном. Сразу скажу - жили они тогда за Уралом, в достаточно давно освоенных русскими людьми сибирских землях. Чуть позднее те земли…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments