antisemit_ru (antisemit_ru) wrote,
antisemit_ru
antisemit_ru

Categories:

Мишка и Толян. Фентези.

Магия, колдовство - планируется. Что скажете, френды?



Толян летел впереди. Сзади, уступом влево, двигался аппарат Мишки. Земля была в сорока километров ниже. Мерно шелестели гравитаторы, каждые несколько секунд вспыхивал индикатор на приборной панели: радиоизлучение шло вниз, конусом. Сорок пять градусов вперед, столько же назад и по правую и левую сторону от курса движения.
Толян, почему-то вспомнил уроки геометрии: поскольку его летательный аппарат был на высоте в сорок километров, значит, направленная вниз волна излучения высвечивала такой огромный кусок поверхности, диаметром в восемьдесят километров. К сожалению, чего-то бОльшего, чем теорема Пифагора, в его памяти не было. Хотя он чётко помнил, как они, на уроках у Марии Леонтьевны, всё-таки высчитывали площадь нижней поверхности конуса, его объем, длину грани. Учила Мария Леоньевна туго. Тем более, она была классной руководительницей. Такая вся объемная, она целеустремленно плыла по школьным коридорам. И не дай бог ее чем-то рассердить - все хулиганы стремительно исчезали и шухерились, уходя из ее зоны видимости.
Их физичка, которая едва-едва имела четверть от Марии Леонтьевны, София Моисеевна, хрупкая и невысокая хенщина, им говорила, что на такой высоте, самолеты не летают. Она рассказывала им о свойствах земной атмосферы, и что воздуха на такой высоте, почти нет. Нечем опереться самолетному крылу, нечего забрасывать в авиационный двигатель, чтобы сгореть там с керосином... Её спокойный, чуть грассирующий голос сообщал им, что на такой высоте летают только ракеты. Как оказалось, еще и Мишка с Толяном... А началось всё днем ранее.

Раннее утро в деревне - Толян твердо считал Сиверское отстойной деревней, с ее отстойными деревянными домиками, началось с того, что очень рано, св семь утра, прибежал Мишка и давай ломиться в его комнатку, на чердаке домика.
Родители Толяна имели какое-то отношение к руководству детского садика. Сам Толян, в свои четырнадцать лет, даже не задумывался, какое именно. Но! Садик, на всё лето, выезжал, по старинному питерскому обычаю, в деревню. Где-то с начала июня и числа до двадцатого, уже августа. Родители Толяна, оба, работали. Отпуск летом был, для них маловероятен. Оставлять уже взрослого шалопая в своей маленькой квартирке, представлялось им трагедией. В пионерский лагерь, да еще несколько раз за лето, не хотел ехать уже сам Толян. Вот и пристроили его родители, на лето, в Сиверскую, вместе с садиком.
Лето виделось безнадежно скучным. Он, вроде как, никому не подчинялся, из персонала садика. Его кормили, было место для ночевки.Остальное - вольному воля! Тем не менее, если что, он был обязан информировать, куда, зачем и для чего. Да, посещение самой станции - железно запрещалось. И даже бегать где-то поблизости от маленького станционного рынка, и нескольких маленьких магазинчиков рядом - было под запретом.
Толяну было вменено в обязанность не только информировать воспиталку старшей группы о своих перемещениях, но и оказывать посильную помощь. Если группа, например, выходила на ближайшую опушку леса... Поскольку шустрые детсадовцы были такими ... шустрые. Нянечка и воспитательница, вдвоем, уследить за двумя десятками детишек, естественно, были не в состоянии. Особенно - в так называемом лесу.
В так называемом, потому как далеко от края, они никогда не заходили. Едва начинала шуршать под ногами упавшая хвоя лесной подстилки, как группа останавливалась. Обычно детей собирали в тесный кружок, и воспитательница довольно зычным голосом, начинала читать сказки. Пострашнее. Баба Яга уже сажала Василька на противень, или страшные гуси-лебеди ловили неслуха и несли его на расправу.
Толяна всегда удивляло, насколько тогда сжимался круг несмышленышей. А ведь большинству из них, осенью, в школу! И чего такого страшного, в этих сказках? Но педагогический прием, отработанный более, чем десятилетним опытом Валентины Владимировны, работал всегда. И сказки из толстой, слегка затрепанной книги, всегда оказывали своё, безусловно магическое, действие. Даже сам Толян, иногда, заслушивался.
Tags: СамИздат и литература.
Subscribe

Posts from This Journal “СамИздат и литература.” Tag

promo antisemit_ru february 24, 2016 22:04 24
Buy for 10 tokens
Мой отец родился на изломе времен, в самом конце тысяча девятьсот восемнадцатого года. Он был последним ребенком в большой крестьянской семье моего деда и его седьмым сыном. Сразу скажу - жили они тогда за Уралом, в достаточно давно освоенных русскими людьми сибирских землях. Чуть позднее те земли…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments