January 9th, 2015

Сталин

Новый мир: журналистов можно и нужно убивать.

В продолжение темы.

Еще совсем недавно считалось,  что журналисты выполняют важную общественную функцию:  информирования людей о событиях в мире. Теперь, после выстрелов в "Шарли Эбдо", журналистики нет. Есть лишь частное мнение той или иной персоны, за которое она должна держать ответ. Кровью.

Стефан Шарбонье, движущая сила и мотор "Шарли", полагавший, что нет "intouchables" - неприкосновенных,  и что, если позволены карикатуры на Карла Маркса, то можно и на Мухаммеда карикатуры не тольлько рисовать, но и публиковать эти карикатуры, наглядно доказал,  что нет, не всё позволено журналисту.

Точнее, позволено всё, но рано или поздно придет цензор с автоматом. И поставит жирную точку ( а скорее - кровавое пятно).

Соответственно, о многих вещах теперь запрещено говорить. Запрещает не внешний ценитель творчества, с автоматом и криком "Аллаху акбар!", а цензор внутренний - примитивное чувство самомохранения.

Для  особо непонятливых - очередная новость о расстреле "львами ислама" очередных  журналистов.

Вне зависимости оттого, поймают ли преступников, расстрелявших  редакцию "Шарли Эбдо", от реакции и действий французского правительства, факт остается фактом - мы живем в новом мире. Особо развлекает на фоне этих событий старательно повторяемый "Евроньюс" рефрен: "Террористы не имеют никакого отношения к исламу, этой мирной религии"...
promo antisemit_ru february 24, 2016 22:04 31
Buy for 10 tokens
Мой отец родился на изломе времен, в самом конце тысяча девятьсот восемнадцатого года. Он был последним ребенком в большой крестьянской семье моего деда и его седьмым сыном. Сразу скажу - жили они тогда за Уралом, в достаточно давно освоенных русскими людьми сибирских землях. Чуть позднее те земли…