antisemit_ru (antisemit_ru) wrote,
antisemit_ru
antisemit_ru

Categories:

Окончание истории про Буратино.

Начало - тут.
http://www.bashopera.ru/upload/thumbs/a1b/a1ba14041a243bed963fa8b3ac691993.jpg
Буратино нашел своих приятелей в лесу, в большой яме, под вывороченным с корнем дубом.
      Мальвина сидела вся в слезах. Пьеро старался ее утешить, суетился и пытался декламировать только что сложенные, подбадривающие строки:
      Мы сидим на кочке,
      Где растут цветочки.
      Милые, душистые,
      Как Мальвина чистые...
      Буратино спрыгнул в яму, решительно схватил Мальвину за плечи и поцеловал. Девушка сначала задергала худенькими ручками, а потом обмякла.
      Буратино отстранился, вытер губы рукавом и остался очень собою довольный. Смелость города берет!
      На рыдающего Пьеро они старались не смотреть.
      Повисло неловкое молчание.
      Ситуацию спас вернувшийся Артемон. Он прихрамывал, поскуливал, но в целом выглядел неплохо.
      Скрывая смущение, Мальвина подхватила песика на руки и принялась гладить, кидая быстрые взгляды на Буратоса.
      Солнечные лучи пронизывали древесные кроны. В столбах света роились насекомые. Где то далеко орала мелкая лесная сволочь. Озверевший дятел долбил ствол ни в чем неповинного дерева. Нежный ветерок качал ветки деревьев. Пахло прелой листвой и лесными ягодами.
      Набрав Мальвине целую горсть пахучей, ароматной малины, Буратино принял решение:
      - Оставайтесь здесь, а я постараюсь узнать, что замышляет синьор Карабас! Поэт, остаешься за старшего!
      Мальвина заголосила как по покойнику, и пользуясь удобным случаем, бросилась ему на шею.
      Насладившись поцелуем, Буратино решительно отстранил девушку, выбрался из ямы и пошел в сторону ее домика.
      Он остановился на опушке леса. Буратино прекрасно видел, как появившийся непонятно от куда Дуремар (он узнал его по описанию Пьеро - один в один), помог Карабасу Барабасу освободить бороду. После чего они вышли на дорогу и прошли так близко от притаившегося в крапиве парня, что он услышал часть их беседы:
      - Я наколю из этого гада щепок и растоплю огромный костер, - угрожал "мафиози", размахивая руками. - Я распущу его на доски и сделаю из них сиденья в туалете.
      - Я могу предложить ведро отборных пиявок, синьор. Пусть они высосут из него всю кровь, - предложил Дуремар.
      - Тоже неплохо, - одобрил Карабас Барабас, и неожиданно переменил тему разговора. - Что-то я проголодался. Давай ка зайдем в "Три пескаря", подкрепимся малость.
      И они пошли в сторону харчевни. Буратино смотрел в их сторону. В голове у него зрел план! Он решил пробраться за ними и постараться подслушать, о чем они будут говорить. Возможно, удастся узнать, что-либо про золотой ключик.
      Буратино бежал краем леса и сам себе удивлялся! Раньше все его друзья считали его недалеким, туповатым мальчуганом. Да и он сам так о себе думал. Но вот пришла беда, судьба повернулась афедроном и он переродился! Как птица Феникс, воскрес из пепла. Стал скорым на мысль, решительным и находчивым, с ярко выраженными лидерскими качествами, парнем. И это состояние ему нравилось. Да и Мальвина, судя по всему, находилась в приятном удивлении...
      В общем, много чего хорошего произошло, на самом то деле. Осталось разгадать секрет золотого ключика, закрыть вопрос с синьором Карабасом и можно думать о свадьбе.
      Ветки и листья хлестали воодушевленного парня по лицу, но он не обращал на них никакого внимания.
      Размышляя в таком разрезе, Буратино обогнал своих недругов, и через дырку в заборе, пролез во двор харчевни "Три пескаря". Никем не замеченный, через черный ход он проник в главную залу. Осмотревшись, он заметил огромный кувшин, стоявший около стенки.
      Пользуясь отсутствием посетителей, он схватил со стойки горбушку черного хлеба и залез в кувшин. Грызя черствое хлебобулочное изделие он стал ждать.
      Через некоторое время в зал харчевни "Три пескаря" ввалились синьор Карабас Барабас и Дуримар.
      Хозяин заведения низко кланялся и угодливо улыбался. По рачьи пятясь впереди дорогого гостя он посадил его за лучший столик.
      - Жареного поросенка в хрене, пару цыплят "табака", хлеба, зелени и вина, - заорал синьор Карабас Барабас, основательно устраиваясь за столом. - И соуса не забудь!
      Хозяин заведения и все его слуги забегали, заторопились. Стол накрывался со сказочной быстротой.
      Буратино не успел и глазом моргнуть, а синьор Карабас уже высосал здоровенный жбан с вином и набросился на молочного поросенка в хрене.
       Дуремар старался не отставать, но и невооруженным глазом было видно, что они в разных весовых категориях.
      Заметив кувшин, в котором сидел Буратино, синьор Карабас стал бросать в него обглоданные кости, стараясь попасть в горлышко.
      Дуремар присоединился к увлекательному занятию. Каждый удачный бросок они отмечали стаканом вина.
      Через некоторое время Буратино был весь в жирных пятнах, залит соусом и забросан костями.
      Тут Дуремар начал филонить и пропускать стаканы. Синьор Карабас мигом это заметил, схватил Дуремара за шею, прижал голову к столу, и второй рукой начал вливать ему в пасть вино.
      - Штрафная, штрафная, - приговаривал заботливый театрал.
      Потом он выпил еще один стакан вина. Порядком окосев, Карабас Барабас решил спеть песню:
      Мой народец странный,
      Глупый, деревянный.
      Театральный владыка!
      Вот кто я, поди-ка...
      Грозный Карабас
      Славный Барабас...
      Люди предо мною
      Стелятся травою.
      Будь ты хоть красотка -
      У меня есть плетка!
      Тут скромную песню оборвал пришедший в себя Дуремар. Икая, и смотря глазами в две разные стороны, он произнес:
      - Извините сударь... позвольте вас спросить... Ик.. насчет той двери... Ик.. что открывает золотой ключик... Ик.... Где она, а?
      - Ах ты, козявка, - заорал синьор Карабас на весь зал. Левый глаз у него задергался, а борода вздыбилась. - Тайну выведать хочешь?
      Гангстер схватил Дуремара и принялся душить. Продавец пиявок вяло отбивался. Потом начал хрипеть.
      Синьор Карабас отбросил его в сторону, словно пустой мешок и брезгливо вытер руки о бороду.
      - То тоже,- удовлетворенно произнес Карабас Барабас, смотря на поверженного эскулапа. Он оглянулся по сторонам и тихо добавил, словно беседовал сам с собой. - У папы Карло, в каморке, за нарисованным очагом та дверь, - и повалился пьяный на Дуремара.
      Через некоторое время оба они храпели, как кабаны на весеннем солнышке, после обильной кормёжки.
      Буратино услышал все, что нужно. Это было невероятно, но счастье само шло в руки.
      Он осторожно вылез из кувшина и внимательно посмотрел на спящих. Захотелось, конечно, как ни будь пошутить, но врожденная благородность, помноженная на благоразумие, заставила его быстрее покинуть злачное место и отправиться к товарищам.
      Он вернулся к друзьям в лес и застал их на старом месте, в яме под корнями дуба.
      Мальвина совсем раскисла и замерзла, тщетно пытаясь согреться в своём легком платьице. Пришлось Буратино разжечь костер, что бы девушка согрелась.
      От Пьеро толку было мало, даже сухих веток на растопку не смог принести. Путался под ногами, что то бормотал.
      Буратино нашел несколько грибов и насадив на палочки, принялся жарить.
      Мальвина конечно привыкла к изяществу и более утонченным блюдам, но с голодухи и жареные грибы пошли как надо.
      Когда все согрелись и немного подкрепились, Буратино рассказал о своих приключениях, о том, что ему удалось узнать, а заодно показал Мальвине золотой ключик.
      Надо ли говорить, что девушка стала смотреть на него восхищенными глазами, и даже пес Артемон подполз и заискивающе лизнул руку.
      Пьеро попытался привлечь внимание Мальвины прекрасными стихами, но как то не преуспел.
      Отдохнув, друзья собрались с силами и пошли обратно в город, к папе Карло и его нарисованному очагу.
      Тем временем в таверне "Три пескаря" синьор Карабас Барабас пришел в себя. Пообещав хозяину расплатиться позже, он растолкал Дуремара и вместе с ним возвратился в свой театр.
      По дороге синьор Карабас размышлял, как лучше и быстрее отнять ключик у Буратино. В конце концов, он решил привлечь к этому делу Алису и Базилио и устроить засаду у каморки папы Карло. Мальчишка в любом случае должен возвратиться домой. Тут то и закончится его песенка.
      Друзья без всяких приключений добрались до каморки папы Карло, и вот что они там обнаружили:
      В темное и мрачное жилище, через никогда немытое стекло, пробивался луч солнца. В комнате стоял колченогий стол, трехногий табурет, и высохшая, продавленная до пола кровать. В углу столярный верстак с инструментами, на котором, собственно говоря, и произошло рождение Буратино. На одной из стен висел холст с нарисованным очагом, вертелом и булькающим горячей похлебкой казаном.
      На кровати дрых старый шарманщик, а под верстаком Арлекино. Оба находились в отключке. Папа Карло по причине дешевого вина, а Арлекин из-за столярного клея.
      Запах в редко проветриваемом жилище стоял соответствующий.
      Буратино принялся будить "папашу", а Мальвина с Пьеро начали приводить в чувства Арлекино, который хотя и пришел в себя, но еще долго не мог понять, кто же все эти люди, что его окружают.
      - Сорви очаг, папа Карло, - закричал Буратино, когда его старик пришел в себя.
      - Да ты что, сынок, - принялся отнекиваться старый шарманщик. - Вот смотри. На нем нарисован огонь. Когда я пьян, а пьян я постоянно, мне кажется что он настоящий, и он греет мои старые кости. К тому же здесь намалеван чугунок с булькающей горячей бараньей похлебкой с чесноком... Все это как-то по домашнему, уютно. Зачем же все это рушить? - мутная слеза скатилась по щеке.
      Но назойливый паренек все же заставил его сорвать нарисованный очаг.
      Все замерли, ибо вместо кирпичной стенки им открылась небольшая, и судя по виду, очень крепкая дверка.
      Буратино радостно закричал, Мальвина захлопала в ладоши, Пьеро заулыбался. Один лишь Арлекино смотрел по сторонам осоловевшими глазами и ничего не понимал.
      Когда с двери смахнули пыль, стало видно, что на ней вырезан необычный узор: на четырёх углах смеющиеся рожицы, а посредине - пляшущий человечек с длинным носом.
      Мальвина, Пьеро, и даже папа Карло, воскликнули в один голос:
      - Это портрет самого Буратино!
      - Я так и думал, - сказал Буратино, хотя он ничего такого не думал и сам весьма удивился.
      Буратино подскочил к двери, вытащил ключик, вставил его в замочную скважину. Замок щёлкнул, дверь открылась. За ней находился полутемный, пыльный проход, в глубине которого синело маленькое пятнышко света.
      - А ну впустите меня, грязные мошенники, - с улицы раздался грозный голос сеньора Карабаса Барабаса. Дверь каморки затрещала под сильными ударами.
      - Бежим, - заорал Пьеро и нырнул в открытую дверь.
      Мысль и в самом деле хорошая! Мальвина подобрала юбчонку и юркнула за ним следом, таща на поводке хрипящего пуделя. Шарманщик и Буратино подхватили Арлекино и тоже залезли в темный коридор.
      Последнее, что увидел Буратино, закрывая дверь - как в каморку папы Карло ввалилась вся честная компания: синьор Карабас, Базилио, Алиса и даже Дуремар.
      Карабас Барабас, с красным лицом и выпученными глазами, в спешке опрокинул Дуремара на пол и наступил ногой ему на горло. Продавец пиявок запищал, как придавленная мышь.
      Алиса выглядывала из-за плеча своего патрона и грозилась нехорошими словами.
      Базилио зажал в желтых зубах нож и прыгнул через всю каморку...
      Но они опоздали. Буратино, захлопнул дверцу перед самым их носом. Негромко, но очень солидно, щёлкнул замок.
      Попытки высадить дверь успеха не принесли. Карабас Барабас бесновался, орал, обещая всех уничтожить...
      * * *
      Друзья шли по коридору к новой, счастливой жизни, а позади них все тише становились вопли грозного мафиози.
      Неожиданно заорал Арлекино, которому привиделось страшные, зеленые глаза, смотрящие из темноты. Папа Карло отвесил ему увесистую затрещину, и крик моментально прекратился.
      На потолке висели целые занавеси паутины, спускаясь вдоль стен, липли к разгоряченным лицам и попадали в нос, заставляя чихать.
      Пауки кровопийцы, обрадовавшись вкусным гостям, норовили запрыгнуть сразу за шиворот.
      Тем не менее, пятно света спереди становилось всё ярче и всё ближе.
      И вот, наконец, один за другим, они вышли из темного коридора и удивленно стали осматриваться.
      Они очутились в старом, заброшенном помещении. Лучи солнца свободно проникали через прохудившуюся крышу и выбитые окна.
      Прямо перед ними находилась сцена, с прогнившим полом и ветхим занавесом.
      Клочья штукатурки и краски лохмотьями висели на стенах.
      Стулья, вернее то, что от них осталось, валялись по всему залу.
      - Кажется, мы попали в театр, - констатировал очевидную истину папа Карло.
      Так оно на самом деле и оказалось. А когда наши герои выбрались из театра, то оказались в светлом, очень красивом городе.
      Яркое, приветливое солнце заливало светом чистые, ровные улицы, вымощенные камнем. На многих домах весело трепыхались на ветру флаги и гирлянды.
      Сам город располагался на горе. А внизу, в порту, по изумрудной воде, скользили многочисленные суда и лодки, летали крикливые чайки. Приятный,свежий бриз дул с моря. Пахло рыбой и выброшенными на берег водорослями.
      Без сомнения, произошло чудо. Из своего грязноватого и зачуханного городка они неведомым образом попали в совершенно другой город.
      Люди, приветливые и добрые, сбежались со всех сторон, и слушали рассказ об их приключениях. Женщины в волнении прижимали руки к груди. Мужчины, слушая про беззакония и бесчинства синьора Карабаса, сжимали кулаки. Буратино заливался соловьем.
      А когда Мальвина, мило покраснев, сказала, что они из театральной труппы, то их вообще стали подбрасывать на руках.
      Вперед выступил Бургомистр города. В своей прочувственной речи он рассказал, как город нуждается в изысканных и интеллектуальных увлечениях. А нужных людей, тех, кто сможет поднять упавшее театральное знамя, у них нет. Труппа, конечно раньше была. Но раз артисты отправилась всем составом на море, праздновать удачный сезон. Напились и потонули всем скопом, прихватив с собой на дно морское и красивый баркас - собственность города. Так что с театральными работниками в городе сейчас туго. А талантов нет.
      Бургомистр, не долго думая, под приветственные крики толпы, предложил им театр в дар, пообещав помочь с ремонтом. Бургомистр и жители просили лишь одного - что бы они играли в этом театре. У горожан присутствовала неудовлетворённая тяга к искусству и вообще прекрасному. Они слезно просили войти в их положение и помочь.
      Услышав такие речи, а заодно узнав, что ни о каком синьоре Карабасе местные не слышали, папа Карло раздул грудь и принялся уточнять финансовые детали. Дело ладилось.
      И вскоре прекрасный, обновленный театр открылся. Пол сцены сделали из мореного и очень крепкого дуба. Повесили занавес, с нарисованными молниями и звездами.
      По краям сцены поставили декоративные башенки. Одна башенка с часами, вторая просто с круглым окошком.
      Установили очень удобные кресла и обклеили стены обоями с веселыми рисунками.
      Словом, получилась игрушка, а не театр.
      Папа Карло стал серьезным и авторитетный человеком, взяв на себя общее руководство и музыкальное сопровождение. На шарманке он наяривал неплохо, а вот на остальные театральные дела со временем глубоко наплевал. Все постепенно перешло к его сынку.
      Буратино взял на себя обеспечение старости папаши, безопасность театра и координацию работы. Он весьма ловко свел близкое знакомство с Бургомистром и Начальником полиции. Уважаемые в городе люди, горячо поддержали улыбчивого и вежливого юношу в его начинаниях. Устроив, таким образом, будущность театра и свое финансовое благополучие, он стал играть в эпизодических ролях, не требующих запоминания большого текста. Со временем Буратино заматерел, начал брать уроки нахождения в изысканном обществе, стал меценатом и охотно оказывал протекцию начинающим театральным девицам.
      Мальвина, как и мечтала, стала знаменитой актрисой. Поклонники, коробки с конфетами и цветы с записками - все это появилось в её жизни. Талант девушки проявился очень разнообразно. Энергия била ключом. Она исполняла главные роли и в сказках для детей, и в легких водевилях, и в серьезных исторических трагедиях. В субботу вечером, только для взрослых, она ставила на подмостках эротическое шоу с элементами мистики. Зритель валил валом. Впрочем, слава не сильно вскружила ей голову. Мальвина осталась нормальной, хорошей девушкой и со временем вышла замуж за Буратино.
      Пьеро, вполне ожидаемо, стал костюмером, хореографом, и вообще поэтом. Работы на него навалилось много, но он не жаловался, лишь иногда грустно вздыхал, глядя на счастье своих друзей - Буратино и Мальвины.
      Арлекино отошел от клея и его пристроили сценаристом. Пьесы у него получались неплохие, но больно уже заумные. Для разнообразия и полета фантазии, перед началом представлений, он подрабатывал кассиром и продавал билеты.
      А для верного пса Артемона, папа Карло, вспомнив прошлое, сколотил просторную и очень уютную будку. Пес охранял театр по ночам, звонким лаем пугая лихих людей. Изредка, когда на сцене, согласно сценария, требовалось присутствие животного, его вытаскивали на люди.
      Вот так, счастливо и красиво, закончилась эта история.

Оригинал истории.
Tags: СамИздат и литература.
Subscribe

Posts from This Journal “СамИздат и литература.” Tag

promo antisemit_ru february 24, 2016 22:04 31
Buy for 10 tokens
Мой отец родился на изломе времен, в самом конце тысяча девятьсот восемнадцатого года. Он был последним ребенком в большой крестьянской семье моего деда и его седьмым сыном. Сразу скажу - жили они тогда за Уралом, в достаточно давно освоенных русскими людьми сибирских землях. Чуть позднее те земли…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment