antisemit_ru (antisemit_ru) wrote,
antisemit_ru
antisemit_ru

Хорошо, всё-таки, быть евреем! У них есть Земля Обетованная!

Куда можно стремиться всю жизнь. Даже оставаясь на месте...
Виды Иерусалима

А вот куда стремиться мне? Ребенок, росший в атмосфере военных гарнизонов, нигде особо не укореняясь... Вспоминаю сейчас отца, который, как он говорил, "служил и служить буду там, куда Родина пошлет.

Ну вот она и посылала его. Офицера-фронтовика, с боевым опытом. Вплоть до страшной трагедии, случившегося в самом начале шестидесятых. Тогда великой страной правил плешивый реформатор, слабую копию которого, много позднее, явил Михаил Меченый.

Щирый украинец, безжалостной рукой упразднял и полки, и дивизии. Страшная коса сокращений поразила тогда офицерский корпус, людей, которые ничего другого и не знали, как тренировать и обучать Родине новых солдат, взамен ушедших в запас. Причем, оставались в рядах не те офицеры, кто был лучше, а те, кто были ближе к начальству, беспринципнее, угодливее.

Вот только тогда, мой отец и прекратил кочевать по гарнизонным городкам, и осел на одном месте, уже навсегда.  Он осел, выбрав для себя работу в военкомате районного центра - не желал рвать с армией до конца. Он - принял и всем сердцем пытался полюбить новое место. Маленький и несуетливый районный цент, заштатный городишко. Строил там для себя и своей семьи достачно просторный и большой , по тогдашним меркам, дом. Он - прирос корнями к той земле, а я - нет.

Моя душа желала большего, а сердце - рвалось к большим городам.  И самым самым, из этих городов, для меня стала сибирская столица, сейчас - федеральный центр, крупнейший город с европейской культурой и столичным лоском ( это действительно так!), Новосибирск. Я и сейчас скучаю за этим городом, его широкими улицами-бульварами, многорядным автомобильным движением, ничем не уступающим Москве, оригинальными станциями метрополитена... И да, Обское море!  Мало кто, из неновосибирцев, знает, что там даже море свое есть!

Заснеженный и покрытый полутораметровыми сугробами, с сорокапятиградусным январем и с почти сорокаградусной жарой (я чуть преувеличиваю, но самую малость), с пышной зеленью июля, город этот по-особенному красив. Там я прожил лучшие годы своей жизни.

Мне очень нравится насыщенный особым ритмом Иркутск, к нему раскрываются какие-то потаенные струны моей души... Сибирь близка мне. Но она не стала мне малой родиной, землей обетованной, которая бы меня к себе тянула и звала...

Фрунзе и Алма-Ата. Там я тоже служил. Служил и жил. Фрунзе особо хорош весной, в то время, когда город осыпан лепестками цветущего абрикоса. Еше более яркой была красавица Алма-Ата. Этот город подарил мне мое счастье, мою любовь и мою верную спутницу, вплоть до гробовой доски. Мою жену.  Но Алматы сегодня - не тот город, каким он был ранее. Улицы, в центре, вроде бы те, что и ранее, да народ другой. Нет того особого культурного слоя, того мультикультурализма и одновременно "плавильного котла", где более всего, из всех республик, продвинулись по пути создания "советского человека, патриота и интернационалиста".

Мне очень нравился Вильнюс, как город. Последнее место моей армейской службы. Город нравился, и нравилась природа того края - скромная и застенчивая, не такая яркая и мощная, как сибирские просторы и леса, и не такая величественная, как киргизские  горы Алатоо, но какая-то близкая к сердцу... Город нравился, а зараженные высокомерием и чувством собственного величия, литовцы - нет.

Особо близка была мне Москва. Я там тоже учился. И я заценил московские улицы, тесный центр и удобные для жизни стада однотипных коробок микрорайонов. И сегодня, при слове "Москва", сердце начинает чуть чаще биться. Я люблю Москву. Примерно так, как девушку однокурсницу, с которой вместе сидел в одной аудитории, бегал на одни и те же пары, но не осмелился подойти поближе и пригласить в кафешку, поболтать ни о чем.  Закончилась учеба, вам вручили диплом - и вы навсегда разъехались. Но, когда вы слышите её имя, ваше сердце, и через сорок лет, сбивается с ритма, и пропускает один такт...

Еще ближе, чем Москва, мне город на Неве. Там я долго, почти год, лечился.  Ленинград - это такой город,  в который нельзя не влюбиться. В нем всё: величественная история, бурное прошлое, и гордое настоящее. Я, наверное, больше всего мечтал однажды стать питерцкм. Пусть - "понаехавшим". Но - не срослось. Почему-то мне особенно больно душою вспоминать этот город. Душа болит! Словно я что-то обещал ему, но обманул и не выполнил... Потому меня и тянет туда, и что-то болит и не пускает...

Но нет Земли Обетованной для меня... Нет. Не стала таковой мне и Рязань, где я честно пытался прижиться. Рязань хороша, нет слов, но не после Новосибирска или той же Алма-Аты.

Приживусь ли я в Минске, вот вопрос...

Жаль, что я не еврей - у меня нет Ершалаима....
Tags: Шизолирика в духе френда Палыча
Subscribe

promo antisemit_ru february 24, 2016 22:04 31
Buy for 10 tokens
Мой отец родился на изломе времен, в самом конце тысяча девятьсот восемнадцатого года. Он был последним ребенком в большой крестьянской семье моего деда и его седьмым сыном. Сразу скажу - жили они тогда за Уралом, в достаточно давно освоенных русскими людьми сибирских землях. Чуть позднее те земли…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments