antisemit_ru (antisemit_ru) wrote,
antisemit_ru
antisemit_ru

Сегодня, 22 июня.

Этот день был особым. Для моего отца и для всего его поколения. Два раза за год фронтовики надевали ордена. Или доставали свою старую "парадку", которая хранилась именно для таких случаев, с закрепленным на груди "иконостасом".
[Фронтовики, наденьте ордена!]
Сколько помню своего отца, то 9 мая был для него праздником, в который он обязательно чуть-чуть принимал спиртосодержащие жидкости и обязательно пел свою любимую песню.

Когда еще их было много, они, в этот день, обязательно встречались. К сожалению, не в столицах жил мой отец. И потому, в маленьком городке, все фронтовики были на виду и все друг друга знали. Так что обязательно - застолье, с малознакомыми для меня людьми.

Несколько по-другому отмечал 9 мая мой алмаатинский тесть. Там был обязательный поход, с утра, в парк имени 28-ми гвардейцев-панфиловцев, и чисто семейный праздник, в узком кругу. Инженер, что сказать, не военный. Потому он не горланил со своими друзьями ( а также и с малознакомыми фронтовиками, с которыми встречались разве что раз в год) песни сталинских времен. И всё было тихо, по-семейному, скромненько так. С выпивкой, конечно...

Но 22 июня никто, из тех фронтовиков, которых я знал, не пил. Но скорбели и отмечали по-своему. Это, для них, был особенный день. День, когда громкоговорители объявили войну. День, разделивший их жизнь на две половины: до и после. Отец, кстати, не любил что-то рассказывать про 22-е. Говорит, в части своей провел обычнейший день. Только вместо ПХД, по решению командира их части, они вновь засели за боевую подготовку. И он, лично он и несколько его сослуживцев, снова корпели, большую часть дня, над таблицами стрельбы из штатных орудий...

А вот тесть мой 22-е июня провел много интереснее. Ему едва исполнилось шестнадцать, и на войну он попал только ближе к концу 1944 года. Подростки, чо.И если отец, как кадровый военный, превосходно понимал - в этот день - что предстоит тяжелый, очень тяжелый труд и много лишений, то шестнадцатилетний подросток, как он рассказывал, чувствовал лихорадочное возбуждение. Что-то же надо делать, а что - непонятно...

Да, 22 июня, в СССР, никак, в календаре, особо не отмечали. Это был обычный, рабочий день. Правда, какой-то привкус боли и страданий присутствовал. Кто мог, обязательно посещал могилки родных, если были. Вообще, в СССР, могилы усопших родственников, почему-то посещали именно 9-го мая, взамен православного поминального дня. Но и 22-го - тоже. Только без помпы и официоза. Особо - могилки тех фронтовиков, кто смог вернуться с войны, но не смог долго прожить после, из-за ран и фронтовых болезней.

Ну а я сегодня, обязательно пропущу. В честь памяти моих близких, прошедших через величайшую трагедию и величайший подвиг - в тылу и на фронте. Вечная им память!

http://www.siapress.ru/images/news/main/49615.jpg
Tags: Шизолирика в духе френда Палыча
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo antisemit_ru february 24, 2016 22:04 31
Buy for 10 tokens
Мой отец родился на изломе времен, в самом конце тысяча девятьсот восемнадцатого года. Он был последним ребенком в большой крестьянской семье моего деда и его седьмым сыном. Сразу скажу - жили они тогда за Уралом, в достаточно давно освоенных русскими людьми сибирских землях. Чуть позднее те земли…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments